Предисловие - Поднять меч за брата - Кямал Ходжар оглы

Просмотров: 576

Предисловие - Поднять меч за брата - Кямал Ходжар оглы

Посвящается моему старшему брату - первому выпускнику МГИМО от Азербайджана

Кямал Ходжар оглы

2019 год был отмечен, наряду с другими, тремя символическими круглыми датами.

55 лет назад, в октябре 1964 года был смещен со своих постов Никита Хрущев, исполнилось 75 лет (1944 г.) со дня основания МГИМО и ровно 60 лет (1959 г.), как поступил туда мой брат Сейфулла, ставший таким образом первым официальным представителем Азербайджана.

Упоминание Хрущева и взаимосвязь этих дат является не случайным. Ведь во многом благодаря либеральной политике Хрущева Сейфулле, также как и многим другим выходцам из союзных республик, удалось оказаться в этом элитном ВУЗе.

О хрущевской так называемой оттепели написано немало. Этот противоречивый руководитель задумал сделать то, что не осмелился бы любой другой партийный вождь - разоблачил сталинизм, сократил армию, попытался разбюрократить советскую систему, уменьшить коррупцию, внести элементы конкуренции в различные области жизнедеятельности общества, включая даже партаппарат.

Между тем, малоизвестной страницей "реформаторства" Хрущева являются его меры по совершенствованию Министерства иностранных дел, в частности, преодолению семейственности, круговой поруки, кумовства при подборе кадров этого закрытого ведомства. В начале 1959 года Совет Министров СССР принял постановление о расширении приема на учебу в ВУЗ МИДа - МГИМО представителей союзных республик, трудовых коллективов, демобилизованных из рядов Армии и Флота, выпускников суворовских училищ. Тем самым, ставилась задача как бы "разбавить" внешнеполитическую службу посланцами из народа, укрепить ее идеологический характер, предупредить возможное влияние западного образа жизни на советских дипломатов. Что касается абитуриентов из республик, то они могли поступать в МГИМО только по рекомендации ЦК компартий.

Из Азербайджана было решено направить в Москву студента-отличника третьего курса Юридического факультета Азгосуниверситета Сейфуллу Худжат оглы. Он до университета окончил Железнодорожный техникум, поработал по специальности, отслужил срочную службу в армии, где вступил в ряды КПСС. Лучшую кандидатуру для так называемого "хрущевского набора" в МГИМО из национальных республик трудно было себе представить.

Успешно сдав вступительные экзамены, Сейфулла был вначале зачислен на западное отделение Факультета международных отношений. Однако вскоре был переведен на восточное отделение под предлогом растущей потребности в востоковедах - арабистах. Как показали дальнейшие события его жизни - этот перевод и изучение арабского языка оказались трагическим предзнаменованием.

Вся его жизнь с рождения оказалась чередой несуразиц, случайных событий, несправедливостей. Анализируя весь пройденный им путь вплоть до гибели, больно осознавать, как многое складывалось не в его пользу, как часто от него отворачивалась удача.

Даже его имя Сейфулла, что в переводе с арабского означает "меч Аллаха", было какой-то нелепостью, совершенно ему не соответствовало. Если исходить из поверья, что имя человека отражает его характер, то это никоим образом не относилось к нему. Думаю, что ему больше подошло бы имя Гюнтекин, то есть солнечный. Ведь он в действительности был солнечным человеком, слишком добродушным, сердечным, очень мягким и доверчивым, глубоко порядочным. Абсолютно не агрессивным.

Его неповторимая манера общаться с людьми, незабываемая улыбка, удивительное сочетание основательности, серьезности с манерой всегда по-доброму шутить привлекали к нему окружающих, особенно женщин. А последним он еще нравился тем, что был к тому же красивым парнем восточной внешности с каким-то арабским оттенком. Его молодость пришлась на середину 50-х годов, когда в кинотеатрах часто показывали египетские фильмы, которые очень нравились многим бакинцам. Его двоюродные сестры из-за его внешности и схожести с одним из героев египетского фильма тогда звали его Ахмад.

Я далек подозревать кузин в пророчестве, но его дальнейшая судьба удивительным образом переплелась с арабским миром, привела его в Египет, и короткая жизнь трагически оборвалась именно в арабской стране - Йемене.

Он не смог защитить себя, не потому что был слабым и безвольным. Просто он стал жертвой обстоятельств и пресловутого человеческого фактора, а проще говоря, закулисных игр, банальной зависти, равнодушия, коварства, трусости и даже предательства. Ну не было у него таланта разглядеть все эти "прекрасные" человеческие качества. И потом жажда знаний, какое-то одержимое стремление к образованию, увлеченность выбранным делом овладевали его цельной натурой, оказавшейся неспособной должным образом оценивать прагматичность и жестокость окружающего мира.

Ну как тогда объяснить тот факт, что он по предложению ЦК Компартии Азербайджана с третьего курса юрфака АГУ согласился уехать в Москву и поступить в МГИМО. А ведь ему тогда было уже 26 лет. И как тогда объяснить тот факт, что выпускник с красным дипломом МГИМО, с блестящим уровнем знаний арабского языка (по свидетельству однокурсников он даже писал стихи на арабском) по распределению не попадает в союзный МИД, а направляется в МИД Азербайджана. Ведь, тогда в 60 годы СССР значительно расширял сотрудничество с арабскими странами, и ощущалась острая необходимость в арабистах.

О́стается вопрос: почему многие его сокурсники, с более скромными результатами оказались в МИД, где сделали карьеру, дослужившись даже до послов, а он оказался за бортом, будучи к тому же членом КПСС. А ведь у него за плечами была уже годичная стажировка в Египте, в Генконсульстве СССР в Порт-Саиде. Сейчас, без преувеличения можно сказать, институтские бюрократы от распределения по каким-то причинам, прежде всего, субъективного характера сыграли зловещую роль в дальнейшей судьбе моего брата.

Но об этом и о многом другом подробнее - в самом повествовании, в котором я хочу поднять "меч" за убиенного брата, но не меч мести и сведения счетов с теми, кто вольно или невольно сыграл ужасную роль в его судьбе. А меч правды и справедливости в деле увековечивания памяти первого выпускника МГИМО из Азербайджана Сейфуллы Худжат оглы, отдавшего свою жизнь, выполняя профессиональный долг. Меч преодоления равнодушия и безразличия к судьбам многих широкообразованных и современных азербайджанцев, забытых и отвергнутых республикой на разных этапах ее истории.

Попытаюсь показать, как много несправедливого, непонятного, противоречивого, неоднозначного было вокруг моего брата при жизни и после смерти. Несмотря на это, он оставил о себе память, как о цельной личности и человеке с огромным потенциалом, жившим и работавшим на основе ценностно-нравственных норм и моральных принципов, как достойный сын, надежный брат, любящий муж и отец. Небрежное отношение к такому потенциалу со стороны властных структур и общества сродни преступлению.

И последнее: повесть построена на основе рассказов моих родителей, прежде всего мамы, братьев и сестер, воспоминаний друзей и однокурсников Сейфуллы, а также собственного опыта и моих наблюдений.

 

Контакт для писем и вопросов mr.kottik@bk.ru