Граф — Часть 4

Просмотров: 357

Граф — Часть 4. Завершение карьеры. Баилов, беда моя — Кямал Ходжар оглы

По окончании сезона 1966 года с "Локомотивом" Рамиз стал задумываться о продолжении футбольной карьеры за пределами Азербайджана. К этому его подтолкнул не только отрицательный опыт взаимоотношений с "родной" Федерацией футбола. Просто, команда железнодорожников "приказала долго жить".

Дело в том, что в 1967 году изменилась организационная форма управления железных дорог Закавказья и, соответственно, формирование источников финансирования. В связи с этим, руководство Азжелдороги, несмотря на успехи "Локомотива" принимает неожиданное решение о расформировании команды. Думается, не последнюю роль в этом сыграло и то, что в Нахичевани в том году была создана футбольная команда "Араз", которую решено было делегировать от республики в класс "Б".

Ряд игроков расформированного "Локомотива" вынужден был "рассосаться» по другим азербайджанским командам мастеров, включая "Араз"; некоторые подались играть за российские клубы. Что касается Рамиза, то он к этому моменту имел два предложения.

В Дербенте - азербайджанском городе Дагестана - в сезоне 1967 была образована футбольная команда "Урожай". Её возглавил В. Пономарев, бывший бакинец, выступавший за махачкалинское "Динамо", где традиционно играло немало выходцев из Азербайджана.

Естественно, в процессе формирования "Урожая" Пономарев обратил свои взоры на Баку. Я хорошо помню, как в январе 1967 года он, приехав в родной город, придя к нам домой (где только разузнал адрес?), просил Рамиза присоединиться к его команде. Но для Графа был привлекателен второй вариант. (Хотя с Пономарёвым они ещё встретятся в Дербенте.)

Игравший с Рамизом за ККФ Валера Самарчан, перебравшийся затем в Кисловодск, давно звал его на Северный Кавказ. Валерины родители и младший брат Сергей, известный больше как "Самарик", продолжали жить на Баилове, в старом дворе рядом с Роддомом им. Крупской. Самарик был юморной малый, его знал весь Баилов.

Валерий работал с юношеской командой "Спартак" Кисловодск, выступавшей в классе "Б". В сезоне 1967 года первую команду принял известный на Северном Кавказе специалист Дмитрий Чихрадзе, по прозвищу "Джибо". Он был сторонником жесткого, силового футбола. В молодости выступая за разные команды, в том числе ВМС Москва, Джибо играл на грани фола, любил, как говорят футболисты, когда "врезают". Свою манеру игры переносил и на тренерскую практику.

Самарчан, зная игровые качества Рамиза, "выжигавшего" все в центре поля, предложил его Чихрадзе. В итоге, получив официальное приглашение руководства "Спартака", Граф выехал в Кисловодск.

Следует сказать о том, что я, к сожалению, мало знаю о иногородней футбольной жизни Рамиза. Когда он играл в Баку, я мальчишкой, а затем юношей часто посещал его игры и тренировки. К тому же, как я писал выше, нашими соседями были Эйнуллаевы - своеобразный футбольный конгломерат. Видел немало местных и приезжавших в Баку знаменитых и не только знаменитых футболистов и тренеров. Словом, я "варился" в футбольной среде и поэтому очень много информации откладывалось в моей памяти.

О том, как встретили Рамиза в новой команде сказать сложно. Он об этом мало рассказывал. В июне 1967 года, когда скончался наш отец, он приехал домой на командном автобусе. Руководство "Спартака" предоставило ему автобус, чтобы он мог успеть на похороны отца. Этот жест говорит о том, что к Рамизу было хорошее отношение в команде. Тогда, в момент скорби, естественно, мы практически не говорили о его футбольных делах. К тому же он пробыл дома всего два дня.

Следующий приезд Рамиза домой пришелся на январь следующего года и совпал с его днём рождения. Узнав о том, что наш старший брат Сейфулла, эвакуированный из охваченного войной Йемена находится в Баку, Рамиз также устремился домой. Я очень хорошо помню эти дни. Нам, потерявшим недавно любимого отца, необходимо было побыть всем вместе, окружить заботой и вниманием нашу маму.

В те дни Рамиз немного рассказал о своей жизни в Кисловодске. Он отыграл первый круг за "Спартак", но затем перебрался в Пятигорск в местную команду "Машук", игравшей в той же зоне. Джибо не всегда ставил его в состав и амбициозный Рамиз, находившийся в хорошей форме, снова "наступил на те же грабли" - показал характер и хлопнул дверью. Не задумываясь о том, что Джибо был достаточно авторитетным на Ставрополье и вряд ли позволит Рамизу раскрыться в соседнем Пятигорске.

В итоге сезон 1968 года Рамиз начинал в Дербенте, с местным "Урожаем", куда его приглашал старший тренер Пономарев. Здесь он проведёт два года и станет ведущим игроком. Немалая его заслуга состояла в том, что "Урожай", который сменит название на "Виноградарь" в 1969 году займёт почетное 4 место, значительно улучшив свои прежние показатели. Об этом и напишет, выходящая на русском и азербайджанском языках, общественно-политическая газета "Дербент", подводившая итоги года.

Посудите сами, писала газета, в предыдущие 2 сезона 1967 и 1968 годов "Урожай" занимал стабильно 11 место и вдруг скачок на 4 позицию. Причём в очень сильной зоне, где представлены опытные команды Грузии и Армении. Этот успех в немалой степени связан с самоотверженной игрой представителя Азербайджана Худжат оглы Рамиза, приход которого значительно усилил нашу команду.

Номер этой газеты со своей фотографией Рамиз хранил долго. Ему, после неоднозначного пребывания в командах Ставрополья, безусловно импонировала такая оценка его игры в Дагестане. Тем более в Дербенте - древнем азербайджанском городе - оказавшимся волею исторических судеб за пределами родной земли.

Рамиз чувствует себя комфортно в Дербенте, окружен вниманием и уважением болельщиков "Виноградаря". С командой объездил многие области и края России, Северный Кавказ, Грузию, Армению, города жемчужины Черноморского побережья. Играй в любимый футбол и наслаждайся жизнью!

Однако и здесь старые рецидивы, беспокойный характер Рамиза дают о себе знать. Как только появлялось окно в турнирных играх и тренировочном процессе, он непременно спешит в Баку, на Баилов, к друзьям. Не знаю, то ли руководство команды стал раздражать такой челночный режим Рамиза, то ли ему самому уже поднадоел провинциальный Дербент. Возможно и перебои в зарплате, о которых иногда признавался Рамиз раздражали его самого.

Как бы то ни было, завершив удачный сезон 1969 года, он, тем не менее, окончательно покинул "Виноградарь" и как говорится "повесил бутсы на гвоздь". Причём, в 29 лет - в самом зрелом для спортсмена возрасте. Хотя ещё немного поиграет, но уже на любительском уровне.

Итак, Рамиз вернулся в Баку, без конкретных планов и перспектив на будущее, фактически "голый как сокол", не имея какой-либо специальности. То есть, оказавшись в банальном, для завершившего карьеру спортсмена, положении. Как тут не вспомнить слова отца о том, что "футболун ахры йохдур".

Дома он застает маму, меня - студента и сестру Севиль, вынужденную пойти трудиться и продолжать учёбу на вечернем отделении АГУ. Другой брат, Назимчик, несмотря на уговоры и предостережения мамы, уйдет жить к Миле Газенковой, которая родит ему двух девочек. Это было нелёгкое время для нашей семьи. Отца уже нет в живых, Сейфулла трагически погиб в Йемене.

Тем временем, любимый Баилов живет прежней жизнью. Все течёт, но ничего не меняется: те же самые, хорошо знакомые Рамизу тусовки - ДК им.Ильича, ДОФ, Баиловский садик, сходка у дома номер 35 по ул.Красина, в Цветочном магазине напротив и, конечно же, стадион ККФ. Однако, там уже нет футбольной команды, но жив еще коллектив водного поло, успешно выступавшего в первенстве СССР.

Баиловские ребята с радостью встретили возвращение Графа, прежде всего наш сосед по балкону Юра Баранов и Надыр Эйнуллаев. Юрка после армейской службы в Германии работал в автопрофилактории в посёлке Шихово, Надыр продолжал играть за "Нефтяник", который уже к этому времени стал называться "Нефтчи". Естественно начали по этому поводу "отмечать", хотя Рамиз прежде никогда не увлекался спиртным. Тем не менее, с этого момента и началось постепенное приобщение к ритуалу "поддать", которое трагически закончится для него и для многих его друзей, включая Юру и Надыра.

Но это будет много лет спустя. (Хотя незабываемый Юрка очень скоро погибнет в аварии, проверяя очередной отремонтированный автомобиль. Говорят, что сел за руль нетрезвым) а пока что Рамиз окунается в знакомую атмосферу, наслаждается общением с друзьями, пропадает у 35-го дома, часто ходит на ККФ, где его хорошо помнят и принимают. Там он сближается с ватерполистами - Шуриком Савиным и Мишей Могелевецом. Шурика жена Алла тоже спортсменка, играет за сборную Азербайджана по волейболу. Сава с Аллой живут по соседству на ул. Тимченко, 10 - в доме офицерского состава.

Рамиз, Юра и свободный от игр Надыр часто вместе проводят время. Эта тройка была знаменита на весь Баилов. Они очень разные, но их объединяет общее детство и, конечно же, любовь к Баилову. Юра остался в моей памяти как дерзкий, бесстрашный, никого не боявшийся парень. Надыр - взрывной и очень колючий, к тому же был большой бабник. Он перегулял практически со всеми русскими девушками Баилова. И даже женитьба на очень хорошей девушке по имени Юля не помешало ему смотреть на сторону.

Симпатяга Юрка же встречался с Лилей - дочерью морского офицера, живших в 35-м доме. Она была небольшого роста и Юрка ласково называл её "малышка". Они собирались пожениться, но трагическая, бессмысленная гибель неповторимого Юрки помешала этому.

Что касается Рамиза, то о его личной жизни и противоречивой, неоднозначной женитьбе я расскажу попозже. Сказать, что праздное времяпровождение Рамиза с друзьями на Баилове начинало беспокоить нашу маму - значит ничего не сказать. Конечно, она обрадовалась тому, что футбольная жизнь сына закончилась. Но другая часть жизни - трудовая - откладывалась, по понятной причине - отсутствие специальности и каких-либо навыков. Но от этого маме легче не было.

На выручку пришёл старший брат Явер, работавший на Бакинском заводе холодильников. Он предложил Рамизу поехать в небольшой город Али-Байрамлы (с 2008 года г.Ширван). И возглавить там открывшуюся региональную мастерскую по ремонту холодильников, которая охватывала несколько районов, примыкавших к Али-Байрамлы. Чисто административная работа, надо было просто руководить мастерами, выполнявших ремонт, вести финансовую отчётность.

Должность в Али-Байрамлы оказалась очень денежной и Рамиз, к сожалению, не оценил открывшуюся перед ним возможность заработать серьёзные средства. Забегая вперёд, скажу, что через много лет, в начале 90-х годов, у него также были прекрасные денежные возможности уже в Москве, которыми он тоже легкомысленно пренебрег. Ну такой он был, бесшабашный, жил одним днём, беспечно относился к деньгам, к достатку. Какое-то необъяснимое безразличие к шансу утвердиться в жизни!?

Однако вернёмся к Али-Байрамлы. Маленький, провинциальный город - центр одноимённого района, конечно же, вряд ли нравился Рамизу, повидавшему за время футбольной жизни более привлекательные места. Но самое главное - здесь скучно, после работы пойти некуда, общения, за исключением рабочих контактов, практически отсутствуют.

И тут начинает о себе давать знать тот самый пресловутый синдром Баилова. Рамиз начинает каждую неделю на выходные приезжать в Баку. Благо недалеко: расстояние всего лишь 130 км или около двух часов на автомобиле, чтобы на заработанные деньги угощать баиловских ребят.

К сожалению, али-байрамлинская эпопея закончилась довольно быстро: руководству Завода холодильников был послан сигнал о том, что Рамиз регулярно отвлекается от работы, что наносит ущерб деятельности представительства. Даже Явер, имевший хороший авторитет на заводе и дружеские отношения с директором, не смог предотвратить отзыв Рамиза из Али-Байрамлы.

Тем не менее, опять же благодаря Яверу, Рамиз были оставлен на заводе и был определен в Отдел снабжения. Подобные подразделения на советских предприятиях, в условиях социалистического разделения труда и кооперации, занимались обеспечением необходимого оборудования, комплектующих, запасных частей и других компонентов для бесперебойного выпуска продукции. Естественно такая деятельность предполагала постоянные командировки по городам Союза где располагались смежные предприятия.

Работа в Отделе снабжения, к тому же с командировками, как раз подходила для Рамиза, привыкшего к путешествиям за время футбольной карьеры. Его на тот момент общительный характер позволил ему быстро освоиться в отделе и обрести новых друзей на заводе. Следует отметить тот факт, что Бакинский завод холодильников отличался молодежным и, конечно же, многонациональным коллективом. Безусловно тон задавал молодой, современный директор - Муталибов Аяз, будущий Первый секретарь ЦК КП республики и первый президент независимого Азербайджана.

Мне приходилось неоднократно бывать на БЗХ. Я даже на примере деятельности завода писал курсовую работу, учась в Институте народного хозяйства по специальности "Планирование". Хорошо помню тогдашнюю доброжелательную, веселую обстановку на заводе и пёстрый национальный состав. Рядом с азербайджанцами работали армяне, русские, евреи, татары, грузины, осетины и даже один кореец по фамилии Нам. Его по-доброму, за спиной называли "Нам, Вам, Всем".

Чувствовалось, что Рамизу нравилось на заводе, где к тому же была неплохая футбольная команда. Так случилось, что в ней оказались и бывшие футболисты, пришедшие на завод в разное время: вратарь юношеской сборной Азербайджана и бакинского "Динамо" Шурик Преампольский, игравший с Рамизом в "Локомотиве" Петя Рахманин, выступавший за "Компрессорщик" Алик Нанасов и другие.

Рамиз с энтузиазмом начал выступать за команду БЗХ, которая соревновались в первенстве города среди трудовых коллективов. И он, как всегда, слишком серьёзно подошёл к футболу, хотя и заводскому, можно сказать фактически любительскому. Между тем, большинство ребят небезосновательно рассматривали игры с свободное от работы время как некий релакс и просто активный отдых. И, как следовало ожидать, во время игр, Рамиз начинал требовать самоотдачи, самоотверженной борьбы от партнёров по команде, что приводило к недопониманию и трениям. По-другому он футбол играть не мог и не хотел. В итоге, после нескольких игр он покинет заводскую команду и уже окончательно завяжет с футболом.

Продолжение следует.

 

Контакт для писем и вопросов mr.kottik@bk.ru